Об итогах встречи министров иностранных дел стран "нормандской четверки" в Берлине

В интервью РИА Новости Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко прокомментировал итоги берлинской встречи глав МИД стран "нормандской четверки".

Захарченко об итогах встречи министров иностранных дел стран "нормандской четверки" в БерлинеА. Захарченко: Судя по словам после переговоров в Берлине министра иностранных дел Украины, Киев не на йоту не готов к компромиссам. Более того, Киев отказывается признавать новую политическую реальность и ведёт себя так, как будто не было геноцида в Донбассе, как будто украинская армия не потерпела ряд сокрушительных поражений от ополченцев Донбасса в Иловайске, Дебальцево, донецком аэропорту. Я уже не раз говорил о том, что Киев живёт в своём виртуальном мире. Посмотрите, что говорит министр иностранных дел Украины по поводу выборов у нас, в Донбассе: участие украинских партий и украинских СМИ, контроль украинского ЦИКа и т.д. И всё это – «не обсуждается».

Что ж, раз не обсуждается, значит мы и не будем обсуждать. Вот когда Киев вылечится и вернётся из виртуального мира в наш, реальный мир, тогда и поговорим. А на этом этапе признаем, что Киев совершенно не готов к переговорам и вообще непонятно, что он делает в разных переговорных форматах: нормандском и минском.

Собственно, заявление Киева по результатам встречи в Берлине о том, что стороны не могут договориться, вызывает недоумение. Четыре человека договорились вместе построить некую конструкцию и начинают сообща её сооружать. При этом один из них сознательно и на глазах у остальных регулярно в наглую ломает одну из несущих опор общей конструкции и после этого заявляет публике, что все четверо не умеют слаженно работать. Если бы так вёл себя пацан во дворе, то ему давно бы уже старшие товарищи по ушам надавали за саботаж и за наглость. Но тут высокая политика, и стороны заявляют: «договориться не удалось». Вообще скоро историю Минского процесса можно будет в комиксах изображать.

Ещё одна вещь, которая меня удивляет в нормандском и минском форматах, так это ссылка на политические трудности Киева. То есть сначала майданная власть в Киеве, при попустительстве, а иногда и подстрекательстве Запада разогревает при помощи агрессивной русофобской пропаганды общество и настраивает его против Донбасса. Потом при попустительстве, а иногда и при участии Запада на бывшей Украине избирается радикальная Верховная Рада, в которую вошли откровенные неонацисты и бандеровцы. То есть в украинской политике последовательно создаётся агрессивная русофобская инерция. А потом на эту инерцию ссылаются как на якобы объективные политические трудности режима Порошенко, из-за которых он не может провести законы, предусмотренные Минском-2, который Киев подписал в условиях военного поражения. Это из серии столкнуть со скалы камень и вызвать тем самым лавину, а потом, когда лавина разрушила деревню у подножия скалы, сослаться на стихию.

Надо смотреть в глаза реальности. Агрессивная русофобская политика Киева – это не стихия. Это результат совместных действий бандеровцев и неонацистов, которые на майдане устроили государственный переворот, и поддержавшего их Запада. Это – не стихия, а дело рук конкретных политиков из конкретных стран. А потому вместо стенаний по поводу «сложных политических обстоятельств Порошенко», надо засучить рукава, запастись волей и вычистить эти авгиевы конюшни от того, чем они заполнены. Вот после этого мы сядем за стол переговоров с другим, выздоровевшим Киевом, и решим наши с ним проблемы.

Что касается замороженного конфликта, о котором заговорили киевские политики, то нас эта перспектива не пугает. Мы уже доказали за два года, что можем не только одерживать военные и дипломатические победы, но и строить государство и восстанавливать экономику. Пройдёт ещё совсем немного времени, и жители бывшей Украины начнут переселяться к нам в Донецкую Народную Республику в поисках лучшей жизни. И мы их, скорее всего, примем. Хотя лучше, конечно, им было бы навести порядок у себя дома, будь то в Одессе или в Киеве.

11 мая 2016 года, Донецк.