Александр Захарченко: «Спрос на паспорта ДНР увеличился в разы»

Поможет ли федерализация страны остановить кровопролитие и гибель мирных граждан, кто сегодня получает паспорта ДНР и как работают украинские предприятия, находящиеся под внешним управлением в республике, — об этом в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказал глава Донецкой народной республики Александр Захарченко.

— Мы ежедневно читаем сводки об обстрелах территории ДНР бойцами ВСУ. Эти операции носят демонстративный характер или это реальная попытка прорыва и захвата территорий?

— Обстрелы со стороны ВСУ и карательных батальонов играют определенную роль, и они вполне осознанны. Все разговоры о том, что кто-то там стреляет по нашим мирным кварталам бесконтрольно, без приказа или спьяну, не соответствуют действительности. За каждым выстрелом стоит человек, который отдал приказ стрелять по мирным гражданам ДНР. И все эти люди нам известны или станут известны. Место им — на скамье подсудимых на будущем трибунале для военных преступников.

Задача, которую ставит перед собой Киев, вполне конкретна: деморализация населения. Цель — вынудить наших жителей покинуть свою землю, дома и уйти, превратиться в беженцев. То есть освободить землю для оккупации украинцами из центральных и, главное, западных регионов. Это уже происходит на тех территориях ДНР, то есть бывшей Донецкой области, которые временно оккупированы ВСУ и карательными батальонами.

При этом надо понимать, что от плана силового захвата Донбасса Киев никогда не отказывался. Просто они выжидают наиболее выгодный, с их точки зрения, момент. Тут играют роль и международные расклады, и военная обстановка, экономические показатели и социальная напряженность на Украине, и даже погода. Но планы такие у Киева есть — мы о них знаем и готовы оказать достойный прием агрессору.

— В каком режиме сейчас работают национализированные предприятия? Как изменение их юрисдикции отразилось на сотрудниках?

— Для начала хочу еще раз подчеркнуть, что речь идет не о национализации, а о введении внешнего управления. Национализация — сложная правовая процедура, в результате которой предприятия из частной собственности переходят в государственную. Наше решение не касается вопроса собственности вообще. Мы на тех промышленных предприятиях, которые должны были просто-напросто встать в результате блокады с украинской стороны и на улице оказались бы десятки тысяч наших граждан, ввели внешнее управление для того, чтобы они продолжали работать. И второй принципиальный вопрос — мы перевели эти предприятия в нашу юрисдикцию, в том числе для того, чтобы налоги они платили в наш бюджет, а не в бюджет агрессора.

Работают эти предприятия в режиме переходного периода. У каждого предприятия своя «дорожная карта», потому что разные исходные условия. Для предприятий промышленной группы решаются вопросы поставок сырья и сбыта продукции. Однако поскольку для нас социальный аспект был не менее, если не более важен, чем бюджетный, то главное для нас сейчас — выплата заработной платы рабочим. И мы это делаем.

— Есть ли уже какое-то решение в вопросе призыва срочников в армию ДНР? Сторонники этой инициативы говорили о данном шаге с точки зрения патриотического воспитания молодежи.

— Разговоры о призыве в армию ДНР действительно ведутся давно. Однако мы давно в результате дискуссии приняли решение, что будем призывать только добровольцев. Так мы и делаем. И очереди в военкоматах меньше не становятся.

Что касается патриотического воспитания молодежи, то это у нас отдельная программа, и мы уделяем этому особое внимание.

— После признания Россией паспортов ДНР и ЛНР увеличился ли спрос на документы? Кто получает паспорта в первую очередь?

— Конечно, спрос на паспорта ДНР после признания их Россией увеличился. Очереди стали в разы больше. Однако у нас есть категории граждан, которые получают паспорта вне очереди. Это молодые люди, которые получают паспорт впервые, граждане, у которых истек срок действия украинского паспорта, и те, кто утерял документы в результате военных действий. Однако сейчас выражают желание получить наши паспорта люди разных возрастов. Для наших людей это вопрос не только наличия или отсутствия проездных документов, но и вопрос политического самоопределения. Так что нас радуют эти очереди, и мы приложим все силы, чтобы предоставить возможность получить паспорт всем, кто выразит желание его получить.

— Постепенно республики учатся жить самостоятельно. Какие трудности остаются и как вы с ними справляетесь?

— Трудностей много. Основная часть из них порождена войной. Это разрушения, которые устроили украинские агрессоры, как в жилом секторе, так и на объектах инфраструктуры. Разрушенные предприятия, беженцы. Всё это усугубляется экономической блокадой со стороны Украины, которая введена еще в 2014 году.Но есть и естественные трудности при строительстве нового государства. На первом месте, конечно, кадровая проблема. И дело не только в том, что многие специалисты уехали из республики во время активных боевых действий. Превращение одного из регионов унитарного государства в самостоятельное государство влечет за собой потребность большого количества новых специалистов. Мы прилагаем максимальные усилия, чтобы подготовить новые кадры. Открываем вузы, в действующих вузах создаем новые направления, факультеты и кафедры по тем компетенциям, которые нужны нам в государственном управлении и в народном хозяйстве. Так что мы решаем эту проблему, хотя и не так быстро, как хотелось бы.

— Эксперты называют федерализацию Украины единственной возможностью сохранить страну в существующих границах. Вы готовы к такому решению? Какой статус устроит ДНР?

 

— Этот поезд ушел. О федерализации мы готовы были говорить с Киевом весной 2014 года до того, как Киев начал нас расстреливать из танков, пушек и боевых самолетов. Сейчас мы готовы вести диалог с Украиной только на началах равноправия, как независимое государство. Народ Донбасса никогда уже не откажется от своих завоеваний — свободы и независимости, — потому что они добыты большими страданиями и большой кровью.

Может быть, как независимое государство мы готовы будем договариваться с Киевом о сосуществовании на конфедеративных началах. Но это станет возможно только после того, как в Киеве сменится не просто власть, но и вся правящая элита. Место этой жадной и порочной элиты — либо на скамье подсудимых, либо в эмиграции.

Мы прекрасно понимаем, что война рано или поздно закончится переговорами о принципах общежития с Украиной. Географию ведь не отменишь. И мы готовы к этим переговорам уже сейчас. Но Киев к ним не готов. И при этой власти готов не будет. Так что будущее остается многовариантным. И среди этих вариантов есть как мирные переговоры, так и война.